Комаровское кладбище
Баннер

Вход

Поиск по сайту

Забытым героям нужны увлеченные люди PDF Печать E-mail
02.04.2015 23:29

В Балтийском медиацентре прошел круглый стол, посвященный проблемам ныне здравствующих ветеранов и памяти их погибших сослуживцев

Еще 468 квартир получат ветераны Великой Отечественной войны в этом году. Но как минимум 27 участников войны и блокадников, обратившихся на нашу горячую линию «36 квадратных метров», сейчас пытаются доказать свое право на отдельное жилье и не могут.
78 фортификационных сооружений Петербурга признаны КГИОП объектами культурного наследия. Но тот же КГИОП отказывается ставить на учет 352 могилы Героев СССР, Героев России и полных кавалеров ордена Славы (далее мы будем называть их Героями с большой буквы) как вновь выявленные объекты культурного наследия.
Увековечены имена 159 538 защитников Ленинграда, военных и гражданских лиц, погибших от голода или во время боевых действий и похороненных в братских могилах Пискаревского кладбища, на Малой Пискаревке в Красной Слободе, а также в Колпине на воинском кладбище «Балканы». Но при этом власти отказывают в постановке на учет 31 воинского кладбища в Кировском районе Ленинградской области, и соответственно в увековечении похороненных там солдат.
Такие итоги своей работы подвели депутат Законодательного собрания Петербурга Андрей Анохин, член регионального штаба Общероссийского народного фронта Ирина Захарченко, командир студенческого поискового отряда «Ингрия» Евгений Ильин, главный редактор газеты «Вечерний Петербург» Константин Миков и руководители информационно-аналитического центра «Помним всех поименно» Галина Савельева и Александр Несмеянов на круглом столе «Забытые герои Великой Отечественной войны», который прошел 25 марта в Балтийском медиа-центре на Каменноостровском пр., 67.



Жаль, что встреча стала отчетной, а не как планировалось — перспективной. Просто руководители и сотрудники профильных органов исполнительной власти прийти не смогли. Но их позиция известна — она в официальных письмах, переданных специально для нашего круглого стола. Ну ничего. Есть много способов общения с органами власти. А пока небольшой отчет о нашей полуторачасовой работе.

Константин Миков:
Я не буду объяснять все подробности процесса по предоставлению квартир ветеранам, мы много об этом рассказываем в своей газете. Но могу сказать, что сначала, когда мы только открыли горячую линию помощи ветеранам «36 квадратных метров», то сталкивались с непониманием. Тогда, 5 лет назад, власти города громко заявляли, что ВСЕ ветераны в Петербурге обеспечены жильем, а мы видели, что нет, не все, и помогали тем, кто остался не у дел. Наш юрисконсульт Татьяна Смирнова за эти годы провела около трех с половиной тысяч консультаций, вела переписку с органами власти, выходила в суды как адвокат. В результате 140 ветеранов получили квартиры благодаря непосредственно нашей работе. После выступлений Балтийской медиа-группы, два года назад, губернатор Георгий Полтавченко принял закон о предоставлении отдельных квартир всем ветеранам, живущим в коммуналках. Правда, при этом такое же право исчезло для тех участников войны и блокадников, которые живут в отдельных квартирах на площади больше 9 и меньше 10 квадратных метров. Мы также об этом рассказывали. Проблем еще много. Сейчас у нас в постоянной работе 27 обращений. Власти отказывают в жилье, если у старика хоть на 65 сантиметров больше учетной площади. Одна из наших подопечных — бездомная, зарегистрированная в Петербурге, ей также отказывают в постановке на очередь. А другая женщина сначала не могла получить квартиру из-за 10-летнего ценза оседлости. Мы добились, что ей предоставили квартиру в социальном доме (без права на приватизацию). Сейчас она ценз оседлости преодолела. Просит квартиру, которую могла бы приватизировать, а ей говорят: «Вы должны прожить в социальном доме еще 5 лет!».

Но если раньше, как я уже сказал, власти были уверены, что жильем обеспечены все ветераны, то сейчас они в жилищном плане на 2015 год предусмотрели еще 468 квартир. Так что прогресс есть, и есть совместная работа с городской властью.

Из письма жилищного комитета:
«За 2013 год в жилищный комитет из Балтийской медиа-группы поступило на рассмотрение 993 обращения по вопросам улучшения жилищных условий ветеранов ВОВ, из которых 30 имели право быть принятыми на жилищный учет, в 2014 году — 50 обращений, из которых 5 имели право быть принятыми на жилищный учет. В текущем году жилищным комитетом рассмотрено около 40 обращений.
Всего с начала действия указа президента РФ за счет предоставления жилых помещений, построенных за счет средств федерального бюджета, и безвозмездных субсидий жилищные условия улучшены 11 561 ветерану ВОВ, в том числе 7345 ветеранам ВОВ, принятым на жилищный учет до 01.03.2005; 4216 ветеранам ВОВ, принятым на жилищный учет до 01.01.2015.
В связи с изменениями на 03.04.2013 в Законе Санкт-Петербурга от 28.07.2004 №409-61 «О содействии Санкт-Петербурга в улучшении жилищных условий граждан» более 600 семей ветеранов ВОВ приобрели право принятия на жилищный учет.
Мероприятия по реализации указа президента РФ продолжены в 2015 году.

В 2015 году на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий принято 40 ветеранов ВОВ, из них улучшили жилищные условия 25 ветеранов ВОВ. Оставшимся 15 ветеранам ВОВ предложены варианты улучшения жилищных условий».

Андрей Анохин:
Когда мы однажды встретились с присутствующими здесь активистами общественных движений, их позиция подсказала мне, что нельзя не подключиться. И мы создали в Законодательном собрании рабочую группу по увековечению памяти погибших при защите Отечества на территории Северной столицы и соседних с ней областей. И часть того, что было перечислено в материалах круглого стола, мы сделали вместе. В частности, был подготовлен закон «О внесении изменений в Закон Санкт-Петербурга «О погребении и похоронном деле в Санкт-Петербурге», который 24 декабря 2014 года был принят Законодательным собранием, что теперь даст городу возможность направлять средства на содержание и восстановление могил Героев.

Галина Савельева:
Мы провели ревизии могил Героев, похороненных на территории некрополей Санкт-Петербурга. Выяснилось, что из 477 захоронений героев только 125 стоят на государственном учете как объекты культурного наследия. В прошлом году по нашей просьбе Андрей Юрьевич Анохин направил главе КГИОП Сергею Макарову материалы о не состоящих на государственном учете 57 могилах героев, по которым мы тщательно подготовили все документы. И мы думали, что проблем не будет. По федеральному закону могилы Героев — объекты культурного наследия и должны стоять на учете. КГИОП надо только подписать то, что мы им передали, — все остальное уже было сделано нами. Подготовлены только 57. Всего же на учете не стоят 352 могилы Героев. Меня часто спрашивают, почему так. Отвечу: эти 125 были поставлены еще в советские годы. После, в девяностые, ставить перестали. Почему перестали, не отвечу.

Справка «ВП»
Мы уже публиковали позицию КГИОП в материале «Могилы Героев остаются без надгробий». Не будем повторяться. Но скажем, что даже опытным юристам из этого текста ясно не все.

Галина Савельева:
Но и у нас есть достижения. Одновременно с могилами Героев мы просили КГИОП поставить на учет фортификационные сооружения времен Великой Отечественной в Петербурге. И этот комплекс был признан объектом культурного наследия.

Из письма КГИОП:
«Комплекс оборонительных и фортификационных сооружений на территории Санкт-Петербурга — уникальный по своей целостности и сохранности памятник отечественной военно-инженерной школы 1920  — 1940-х годов. Эта школа, основываясь на опыте Первой мировой войны и суммируя зарубежные достижения в этой области, привнесла немало нового в теорию и практику фортификации, повлияв в том числе и на развитие вооружений, в частности мощных артиллерийских систем.
Проанализировав представленную информационно-аналитическим центром «Помним всех поименно» информацию, специалисты КГИОП составили перечень сохранившихся оборонительных сооружений в 11 районах города. По результатам исследования в состав комплекса включены 78 фортификационных объектов, сооруженных в 1928 — 1943 гг., расположенных на территории 11 районов Санкт-Петербурга, включая пулеметные и артиллерийские доты, наблюдательные и командные пункты. Все объекты, включенные в комплекс, входили в оборонительные рубежи Ленинграда периода Великой Отечественной войны и в совокупности образовывали единую систему обороны города. На сегодня большинство объектов экспертизы находятся в удовлетворительном техническом состоянии, некоторые музеефицированы с возможностью посещения».

Александр Несмеянов:
Еще один камень преткновения — это 31 воинское захоронение на территории Киров­ского района Ленинградской области, которое не стоит на государственном учете. Мы передали в муниципалитет все документы. Там как с КГИОП — надо только подписать. А нам говорят в муниципалитете: «Как мы подпишем? А вдруг там предатели похоронены?» Мы им — документы и архивные справки. Да даже архивная карта есть по результатам работы 4 похоронных батальонов Ленинградского фронта 67-й армии. Они ее не признают. Почему?

Есть воинские захоронения, которые расположены в глухих местах. А есть — которые на берегу Невы. А там сейчас много девелоперских проектов. Это и песочные карьеры, и коттеджные поселки. Сейчас местные власти пробуют внедрить метод переноса захоронений. Они договариваются с нечестными поисковиками, которые раскапывают кладбища и переносят их. С одной могилой им удалось это сделать. Но больше мы не позволим. Это противозаконно. И по Федеральному закону «О похоронном деле» перенос кладбищ возможен только при оползнях, затоплениях и так далее. Женевская конвенция разрешает еще вскрывать могилы при расследовании уголовного дела, связанного с массовыми репрессиями и убийствами, если есть желание родственников перезахоронить похороненного и при высшей социальной необходимости. Карьеров и коттеджей среди этих причин нет.

Ответ администрации Кировского муниципального района Ленинградской области:
«Оформляя карточку братского воинского захоронения, необходимо приложить к ней документы, которые бы подтвердили наличие захоронения и сведения о захороненных. Эта работа проводится поисковыми отрядами совместно с представителями Министерства обороны РФ и местных администраций, составляются акты обследований, планы эксгумации и т.д. И только после этого оформляется карточка, которую подписывают глава поселения и представитель Минобороны, а захоронение ставится на учет.

Именно так работает большинство поисковых организаций в Кировском районе.
Единственным исключением стал ИАЦ «Помним всех поименно», который в конце прошлого года обратился в администрацию района с требованием о подписании учетных карточек на 31 захоронение, которое, по их мнению, было обнаружено на территории района, но без документального подтверждения данного факта. После организацией были представлены акты обследований. Однако следует отметить, что эти обследования проводились без участия представителей Минобороны, администрации поселений, что заставляет нас сомневаться в подлинности этих проверок. Администрация готова подписать карточки в кратчайшие сроки при условии проведения процедур, описанных выше».

Евгений Ильин:
Я, кроме того что командую поисковым отрядом «Ингрия», являюсь директором Центра изучения военной истории при СПбГУ. И хочу сказать, что вышеупомянутое 31 захоронение было описано в работах историков и краеведов. Также смущают условия составления плана эксгумации. Переносить захоронения нельзя. Дело в том, что наша задача как поисковиков — найти непогребенных. То есть мы ищем павших, а не захороненных. Не хочу забивать головы большими цифрами. Но непогребенных воинов на территории Киров-ского района могут быть сотни тысяч. За 15 лет работы мы захоронили более 2500 совет­ских солдат. Это малая толика.

В свое время это понимали. И в 1980-е годы правительство страны выпустило постановление о создании мемориальной зоны по прорыву блокады площадью 300 квадратных километров. Наверное, в свое время государство могло бы потянуть такой мас­штаб. Сейчас — вряд ли. Но идея мемориальных зон правильная. Такая была создана Францией на месте битвы при Вердене, где погибли около 300 тысяч немцев и 700 тысяч французов. Они поняли, что всех не выкопать. И создали там мемориальный парк. Это хорошая идея. И таких мемориальных зон — не такой, конечно, площади — может быть несколько: по прорыву блокады, в районе оборонительного рубежа «Ижора».

На этом круглый стол мы закончили. Но, как сказал Андрей Анохин, мы только начали. И если каждый будет что-нибудь честно делать на своем небольшом участке, возможно, все ветераны получат жилье, а в Петербурге и Ленинградской области появятся мемориальные зоны. Но без увлеченных, ответственных людей всего этого не случится. И то, что есть энтузиасты, общественные организации, интересующиеся темой журналисты, — уже большое дело.

Автор: Телехов Михаил
"Вечерний Петербург", 2 апреля 2015г.: Забытым героям нужны увлеченные люди

Фотографии предоставлены региональным штабом Общероссийского народного фронта в Санкт-Петербурге.